• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:57 

ОПРАВДАТЕЛЬНЫЙ ПРИГОВОР?!?!

Мои мрачные мысли и созерцание стены были нагло прерваны тихим скрипом двери. На какую-то долю секунды мне показалось, что вернулся бывший друг, чтобы добить меня морально. Я повернулся на звук, намереваясь еще раз послать подальше Люпина, но слова застряли в горле, потому что увидел я совсем не его. Нет, в комнату вернулся Малфой, явно чем-то довольный. В руке он держал какой-то свиток. Мой взгляд скользнул по предмету, в руках хозяина поместья, и я потерял интерес к бумаге. "Мало ли какие бумажки таскает Малфой. Не мое дело".
- Не спишь, замечательно. - Продолжая ухмыляться, изрек Люциус. - У меня есть для тебя кое-что.
- Зашибись. - Вяло отреагировал я. - И что это может быть? очередной "друг" с претензиями? Или, быть может, стражи Азкабана?
Малфой смерил меня таким взглядом, что захотелось удавиться. Действительно, если бы он собирался меня выдать, он сделал бы это в первый день моего пребывания у него в поместье. Уже было решил, что с сюрпризом мне не повезло - я его не получу. Но у Малфоя, по всей видимости, были несколько иные планы, потому как он протянул свиток мне и велел:
- Читай. Думаю, ты будешь в восторге.
Вот еще! писем мне для счастья не хватало! не говорите мне, что Люпину оказалось мало недавнего разговора, и он решил еще раз в письменной форме рассказать мне о моем моральном уродстве.
- Какого черта я должен... - начал было я, но осекся, пробежав заголовок.
" ОПРАВДАТЕЛЬНЫЙ ПРИГОВОР"
Далее, под этим значилось, что Министерство Магии пересмотрело еще раз дело двенадцатилетней давности и пришло к выводу, что виновный определен неверно. Моя вина не доказана. И совсем невозможное, по моему мнению: мне приносят искренние извинения за допущенную ошибку. Резюме из выше написанного: Сириуса Блэка оправдать.
Мда. сказать, что я был в шоке, не сказать ничего. Они извиняются за угробленные 12 лет моей жизни? шикарно! и что дальше?! мне от этого легче стало? Вру, конечно, полегчало - прятаться теперь не придется. Я снова полноправный гражданин магического общества. Но друзья предали меня. Так получилось, что мне ни к чему такая свобода...
Оставался еще один вопрос. Задать его очень хотелось. А Малфой, кажется, ждал реакции на бумагу.
- Спасибо... Люциус... - Пробормотал я в состоянии шока. - Но... Но... - Я не сразу решился спросить, но не молчать же в такой ситуации... - Как и почему ты... сделал это для меня?!
Малфой, явно довольный собой сел напротив меня, устроился удобнее и соизволил ответить мне:
- как, Блэк, тебе знать не обязательно. - В этом весь Малфой. я мог бы и не спрашивать. Однако, на вторую часть вопроса он почему-то счел нужным ответить. - А вот почему, вопрос хороший. Я мог бы сказать, что просто так, от нечего делать, но ты не поверишь.
- Еще как не поверю, - Улыбнулся я. - Ты никогда ничего не делал просто так, Малфой. Почему? Почему ты добился для меня оправдания? Чтобы я был тебе должен?
- Засунь мысли о долгах себе в… - Малфой ухмыльнулся, не договорив. - Мне это ни к чему. Я не намерен раскрывать свои мотивы. не утруждай себя бесполезными вопросами. ответа ты точно не получишь.
"вот ведь зараза белобрысая. - мрачно подумал я. - какого черта ему надо было добывать мне оправдание?"
ответа на вопрос я не получил, и судя по гневной отповеди Люциуса - не получу, если небо на землю не рухнет. а оно, вроде как прочно держится на месте и не намерено что-то менять в уже сложившейся ситуации. что ж, остается пока только строить догадки. какое-никакое, а развлечение на время болезни.

21:42 

неприятный разговор.

следующие несколько дней я, что в общем, не удивительно, провел в поместье Малфоя, под бдительным присмотром хозяина. первое время я болезненно реагировал на его заботу обо мне - ну никак не вязалась в моем сознании эта самая забота с хорошо знакомым мне со школы Люциусом. потом постепенно я смирился и с этим. очень похоже, что это все-таки не температурный бред, а повернувшаяся неожиданно новой гранью реальность. в сущности, Малфой, предложивший мне крышу над головой и носившийся сейчас со мной, как с хрустальной вазой, был не худшим вариантом развития событий в моей жизни. я начал наслаждаться сытой и вполне нормальной жизнью, омрачал которую разве что факт моей болезни. ну, и наверное, еще простая истина - я по-прежнему в розыске, а значит, даже после выздоровления мне не уйти никуда. не было гарантии того, что Малфой не сдаст меня при первой возможности. но время шло, а министерские ищейки не наведывались в пометье Малфоев. из посетителей у меня в комнате долгое время был только Люциус, почти не оставлявший меня в одиночестве. "Во избежании повторной прогулки за водой" - как он мне объяснил.
новый день начался вполне обычно. насколько это вообще возможно в моем положении. мне принесли завтрак. "ах, красота какая! завтрак в постель. вот всю жизнь мечтал". и даже накормили: как ни странно, садиться мне Малфой так и не позволял. да я и не особо сопротивлялся.
после того как в меня влили очередную порцию мерзкого до невозможности зелья, которое Люциус назвал почему-то лекарством, мне объявили интересную вещь:
- к тебе сегодня будет гость, Блэк.
"проклятье, опять по фамилии...чтоб тебя, Малфой!"
-кого принесло? - почти со злостью поинтересовался я. меньше всего мне хотелось, чтобы меня кто бы то ни было видел в столь плачевном состоянии, в каком я пребывал теперь.
- тебе понравится. - стандартная мерзкая ухмылка. - Люпин.
"проклятье. вот только бывших друзей мне не хватает для радости."
- Люц, гони его в шею, а? - я умоляюще посмотрел на собеседника.
- э, нет. он рвется сюда почти неделю. надоело, знаешь ли. поговори с ним.
я тяжело вдохнул и закрыл глаза. что такое западло и как с ним сейчас бороться идей не было. пока я размышлял о хреновости бытия, в комнату проскользнул Ремус, а Малфой успел уйти, оставив нас наедине. вот можно подумать, оно мне надо.
- я пришел, как только узнал, что ты сбежал из Азкабана.
знакомый голос, полный упрека, заставил меня вздргонуть: столько презрения и ненависти! и все мне. ах, какая честь, вашу мать.
- да. сбежал. и что? - говорить мне не хотелось. тем более в таком ключе.
- твое место в Азкабане, Блэк. таким как ты не место в приличном обществе. странно, что Малфой не сдал тебя до сих пор.
- проваливай! - процедил я сквозь зубы. - не переживай, я буду там, где мне место: в гробу и скорее, чем тебе кажется.
- Собаке собачья смерть. - плюнул мне в лицо оскорбление тот, кто был некогда лучшим другом. потом он развернулся и, хлопнув дверью, ушел.
я был почему-то уверен, что отправился Люпин ( даже в мыслях не хотелось произносить его имя) в Минестерство, рассказать о том, где меня найти.
желание жить куда- испарилось после неприятного разговора. очень хотелось исчезнуть из этой жизни. нет, не умереть, а именно исчезнуть. я отвернулся к стене и попытался заставить себя уснуть, надеясь, что сон избавит меня от мучительных мыслей о предательстве близкого друга. но спасительный полог сна не собирался меня укрывать. потому пришлось просто лежать, рассматривая стену. не особо интересное занятие, но альтернативы просто не было...время тянулось медленно, казалось, бесконечно.

20:14 

день следующий. все в том же доме.

видимо, я все же уснул, потому что открыв глаза, я обнаружил, что за окнами совсем стемнело. в комнате было совсем темно и очень тихо. некоторое время глаза привыкали к темноте, и я не особо видел вокруг себя. но постепенно тьма отступила - зрение адаптировалось к освяещнности, и я различил то, увидеть что я не ожидал никак: дремлящего в кресле рядом с кроватью Люциуса.
"он так и не ушел?! - мягко говоря, я был в шоке. - почему?!"
ответа на вопрос найти самостоятельно не удалось. я понятия не имел, что заставило привыкшего к комфорту Малфоя остаться наочевать в неудобной позе в кресле. предположить, что это ради меня и по причине моей болезни - я не мог. в это было невозможно поверить. да скорее небо на землю рухнет, чем наш потомственный дворянин ради меня пожертвует собственным комфортом.
наплевав на предположения относительно возникшего вопроса, я озадачился другой проблемой - нестерпимо зотелось пить. это было куда серьезнее, чем размышления над философсикми проблемами. я окинул взглядом комнату и едва не чертыхнулся в голос - ну вот какой умный додумался убрать кувшин с водой в другой конец комнаты?!
какой умный, я как раз знал. больше просто некому. изощренная пытка. а я-то было подумал в бреду. что обо мне заботятся. полежав немного без движения, я собрал силы и сел в постели. голова кружилась так, что я сомневался в том, что мне удастся доползти до воды. но выбора особо не было. будить Малфоя показалось крайне разумной идеей. поэтому, глубоко вздохнув, я поднялся с постели и, держась за стену, двинулся к вожделенной цели.
и вот когда я был уже совсем близок к осуществлению своего желания, за спиной раздался голос, заставивший меня вздрогнуть. я едва не упал там, где стоял от неожиданности:
- какого дементора, дурья твоя башка, ты расхаживаешься?!
" Малфой, твою мать, - пронеслось в голове. - сказал бы, да слово неприличное"
-пить хочу... - прошептал я. голос еще не вернулся ко мне.
- меня разбудить не судьба, Блэк?! зачем я по-твоему остался на ночь у тебя?уж наверное не шутки ради.
меня в прямом смысле поволокли к постели, заставили лечь, снова укрыли и принесли воды. садиться в постели Малфой мне не позволил. вместо этого помог преподняться и.... напоил.
я смотрел на бывшего врага совершенно круглыми от удивления глазами и не понимал, в чем причина столь трогательной заботы. когда я допил воду, Люциус поинтересовался:
- еще? или хватит?
-спасибо, хватит... - отзвался я.
- я оставлю воду на тумбочке у кровати, чтобы тебе не пришла в голову очередная умная мысль встать и погулять по комнате. но если захочется пить, лучше попроси меня помочь.
если бы я пил, наверное, подавился бы.
- попросить помочь тебя?! - бред. редкостный. - Люциус, тебе не спится по ночам?! или вдруг милосердие некстати замучало?
он усмехнулся. знакомая презрительная усмешка в слабом свечении Люмоса показалась мне почти родной и вызвала необоснованную радость. наверное от того, что заботливый Малфой выглядел как-то неестественно...для меня.
- мог бы поблагодарить за заботу, Сириус. - я брежу или он правда обиделся?!- впрочем, ты в своем репертуаре. хоть это не меняется. отдыхай.
мне стало стыдно. Малфой был прав: я должен был благодарить его за то, что он подобрал меня и выходил. он мог пройти мимо. мог, как все презрительно отвернуться от меня - всем известны выдвинутые против меня и считающиеся доказанными обвинения. а вмето этого он взял меня в свой дом и выхаживает, бодрствуя ночами, потому что мне хочется пить или еще чего. в общем, моя гриффиндорская совесть окончательно меня замучала.
-Люц! - без особой надежды на ответ. я уверен, что он уснул уже.
- что, Блэк?! - как всегда лишенный всяких эмоций голос. и как всегда по фамилии, вот чтоб его подняло и перевернуло.
- я...-как же сложно подобрать слова.. как давно я не извинялся ни перед кем. - прости меня.
- отдыхай, Сириус. я не сержусь. ты же болен.
я замолчал. интересный аргумент, но думать над ним не было ни сил, ни желания. я закрыл глаза и отбыл в царство Морфея.

11:21 

Бред и.... я снова жив?

жизнь медленно возвращалась ко мне, напоминая о себе резкой болью. я жив?! но я был уверен, что не выживу. как же...? Первым и очень странным озузением была мягкая постель с чистым постельным бельем, что позволило предположить, что я не осказался в тюрьме. Но это породило ряд новых вопросов. если не в Азкабане, то где? это не мог быть особняк Блэков на Гриммо- Плейс. банально, но в этой развалине просто не нашлось бы чистого белья - дом пустовал больше 12 лет, с тех пор, как не стало его хозяев. вопрос "где я!" остался актуальным. для выяснения этих обстоятельств пришлось бы открыть глаза. сил не хватило на то, чтобы с первой попытки это проделать. я пошевелился, пытаясь поменять неудобную надоевшую позу, потом собрался с силами и открыл глаза. Белый потолок, украшенный лепниной?! нет, созерцание потолка не ответило на мой вопрос. это не Азкабан, и не больница Св. Мунго...и не один из знакомых мне домов, в которых я бывал прежде... черт побери, где я? я попытался подняться в постели, чтобы рассмотреть помещение, в котором оказалася, но попытка эта вызвала волну резкой боли. комната закружилась. я рухнул на обратно на подушки и тихо застонал. почти в тот же момент рядом со мной появился тот, кого я никак не ожидал увидеть - Люциус Малфой. кажется, с вопросом, " где я" прояснилось. но вот как я здесь оказался?! вернее всего, меня умирающего захватили в плен. должно быть так... Но Малфой повел себя совсем не так, как думал и ждал.
- открыл глаза. замечательно. - по безупречному лицу скользнула...нет, не холодная малфоевская усмешка, которая была мне хорошо известна, а искренняя улыбка, как если бы он был сильно рад моему пробуждению.
"да быть не может! - мысленно напомнил я себе. - это Малфой. он твой враг! и какого дементора ему сильно радоваться тому, что ты жив, если даже твои друзья, и те этому не рады?! это просто болезненный бред"
- как ты себя чувствуешь, Сириус?! - голос Малфоя такой знакомый и одновременно такой чужой от звучащей в нем абсолютно искренней тревоги.
" он назвал меня по-имени?! - мягко говоря, я удивился. - кто сдох в ближайшем лесу, что Малфой вообще вспомнил что-то кроме фамилии"
меня тонило. дико болело все, что могло и не могло болеть в организме мага, а еще в комнате (на мой взгляд) было нестерпимо холодно. сил не хватало даже на то, чтобы повернуться, но не признаваться же в этом врагу?!
- спасибо, замечательно. - я заставил себя улыбнуться в подтверждение собственных слов.
- ну,конечно. - знакомая презрительная ухмылка все-таки появилась на его лице.
"фуф, хоть что-то пришло в норму" - почти обрадовался я.
повисла пауза,нарушить которую не собирался по началу ни один из присутствующих. несколько минут оба молчали. за это время Малфой совершил то, что я снова уже по привычке приписал своему температурному бреду: приложил к моему пылающему лбу холодный компресс. пульсирующая боль в моей голове поутихла. стало немного лучше, но видение с заботливым врагом никуда почему не исчезало.
наконец я не выдержал тишины и решил задать волновавший меня вопрос:
- как я вообще здесь оказался? и почему до сих пор жив? - голоса почти не было. вместо обычно громких слов ( я редко говорил тихо до этого) вышел едва различимый шепот, но к моему удивлению Малфой меня услышал. мне даже показалось, что он напряженно вслушивался все это время, ожидая., что я заговорю, раз уж пришел в себя.
- я нашел тебя умирающем в сугробе, у леса... - пауза. он, должно быть, соображал сейчас, как не сказать мне, что выполняет очередное задание и намерен меня пытать. однако, продолжение меня поразило окончательно. я, разочаровавшийся в людях после тюрьмы, ожидал услышать от того, кого привык считать врагом всего, чего угодно, но совсем не то, что он произнес. - и не смог оставить там. я забрал тебя к себе и позаботился о том, чтобы ты выжил.
-мир перевернулся... - потрясенно пробормотал я, силясь отогнать оригинальное видение. -нет, точно перевернулся.
- почему ты так решил? - он с интересом ожидал моего ответа. кажется, я его удивил.
-я привык считать тебя врагом, а ты спас мою никчемную жизнь... те же, кого я считал друзьями, отвернулись от меня и считают виновным...
- все меняется, Сириус. - и снова по имени?! нет, определенно, что-то в мире изменилось. - не хотелось бы, чтобы ты совсем разочровался в людях.
я закрыл глаза. нет, это просто бред. Малфой спас мне жизнь?! и теперь выхаживает меня больного просто ради того, чтобы я не утратил веру в существование дружбы?! МАЛФОЙ?! бред...быть не может.
надо отдать ему должное, тревожить меня, дабы получить ответ, он не стал. заметив, что я сделал вид, будто уснул, он не настаивал на разговоре, однако и не ушел. так и остался сидеть рядом. временами я ощущал, как компресс на лбу становится снова ледяным, забирая частички боли, и понимал, что происходит это, благодаря действиям моего....врага? нет, так назвать его больше не поворачивался язык. но и другом назвать пока не получалось,даже в мыслях... мир перевернулся.

23:14 

Побег

где-то сосем рядом капает вода. вокруг темно и тихо, если, конечно, не обращать внимания на мерный стук капель. сколько прошло вреени с тех пор, как меня заперли здесь? год? может два? или больше. хнаю. что больше. я помню тот день, когда захлопнулась за мной дверь темницы... больше никакиз воспоимнаний, как ни стараюсь. одно это. оно забивает все, что было до него.. а после... после ничего нет, кроме тьмы, боли, страха и навязчивых мыслей. все светлое и доброе их меня уже выжали мои палачи. они появляются каждый день. наверное, благоларя этим визитам я считаю дни за решеткой. холод, боль и страх - все, что у меня осталось сейчас. хотя нет, не так. я не прав. у меня есть три мысли, помогающие цеплятся за остатки ускользающего сознания: первая и главная, это,конечно, мысль о моей невиновности. как же хочется порой орать в голос, что я никого не убивал тогда... хочется, и порой, во сне, я произношу эти спасительные слова, да только кому они нужны?! они все...все поверили тогда, что я - убийца.. и даже Ремус - тот, кого я считал своим лучшим другом....про кого не позволял себе даже предположить предательство....и это вторая моя мысль. меня предали. все. и даже близкий друг. я помню его взгляд, полный ненависти и тихое, но твердое: "я ненавижу тебя, Блэк!" никогда до этого он не звал меня по фамилии...и вот...все когда-то бывает впервые. "ненавижу"...одно слово, но именно оно останавливало меня, заставляя не вспоминать о возможности сбежать из тюрьмы. да даже если и удастся?! ради чего?! зачем, если даже лучший друг уверен в моей виновности!? и вот тогда помог случай. именно случайность породила мысль, поспособствовашую моему побегу. я увидел на фотографии живым и вполне здоровым того, по чьей вине я отбывал незаслуженное наказание... мириться с этим и сидеть дальше?! о,нет! я жаждал мести. план созрел неожиданно, как и большинство умных и не очень умных идей в моей жизни. за 12 лет я уяснил для себя, что мои палачи -дементоры не реагируют на животных. когда было совсем невмоготу, я превращался в собаку. анимагия - замечательное спасение... этот вид магиии не предполагает обязательного наличия палочки.. что было мне, лишенному оной как раз на руку.
итак, я отметил, что дементоры не замечают животных вообще, и собак в частности, и решил воспользоваться этим обстоятельством, до конца не зная, как... ответ пришел не сразу. основательно исхудав, я в какой-то момент времени, пребывая в анимагической своей форме отметил, что без труда пролезаю между прутьями. не воспользоваться этим было бы глупо, и я рискнул бежать....
однако, оказавшись на свободе, осознал, что идея мести меня больше не занимет. даже если и удастся доказать собственную невиновность?! в это я верил слабо. они 12 лет уверенны в том, что я убийца... станут они меня слушать, как же! даже приведи я неопрвержимые доказательства, коих у меня, к слову сказать, и нет в помине, они не обратят внимания на все это... в их сознании четко отпечатался тот день, когда меня поймали на месте преступления, совершенного не мной и день суда, когда толпы народа , среди которых был и Рем, свидетельствоваших против меня. нет, я не мог показаться им на глаза.
только сейчас я полностью осознал бесполехность совершенных мной действий: сейчас зима почти вступила в свои права. стало совсем холодно, а на мне лишь жалкие лохмотья, в которые превратилась без помощи магии моя мантия. ветер пронизывал меня до костей. о том, что бы появиться в доме на Гриммо Плейс или наведаться к кому бы то ни было из старых знакомых - не могло быть и речи. разумеется, меня искали повсюду, и в первую очередь, естественно, по знакомым... а если учесть, что друзей у меня теперь и не было.... в общем, несколько дней я бесцельно бродил по лесу - чаща надежно укрывала меня от постороних глаз, но пищи не давала. кое-как я перебивался, временами обращаясь в собаку. все же моей анимагической форме требовалось куда меньше еды, чем мне в человеческом обличии. на исходе пятого дня силы покинули меня. я кое-как добрел до края леса, и ощутил, что мягкий бархат небытия укутывакет меня, даря забытье. боль, голод, холод - весь мир ощущений отступал, уступая место спасительной тьме. последней мыслью, мелькнувшей на краю сознания, прежде, чем мир вокруг померк, поглощенный ночью небытия было : "это конец.,Блэк...добегался...жил как собака, и помрешь по-собачьи.. и никто о тебе не вспомнит...."
дальше спаситльная тьма, в которой не было места ни боли, ни мыслям о предательстве тех, кто был дорог...ничему вообще...только бархатное забытье....с яркими всполохами....воспоминаний?! но и они вскоре померкли..остался лишь полог темноты, не пропускавший ни-че-го...жизнь медленно растворялась, покидая измученное тело....

13:56 

глава 9: первый выход на улицу. Случайная встреча. первый бой.

Несколько дней после того вечера, Малфой пребывал в состоянии шока и упорно избегал любых напоминаний моего ответа на последний вопрос. Видимо, никак не мог поверить в то, что я все же считаю другом его, а не тех, кого мне приписывают в друзья исторически со школы.
Болезнь отступила окончательно, и чтобы как-то меня занять, Малфой решил вытащить меня на улицу. Сказать, что я был рад, значило бы просто ничего не сказать. Радости моей не было предела, тем более, что за время моей болезни успела насупить весна, и было уже совсем тепло.
Мы шли, болтая ни о чем. Если бы мне кто-то года три назад сказал, что Малфой способен на непринужденную далекую от светской беседу, я бы рассмеялся. Но сейчас, когда вокруг никого не наблюдалось, мы действительно, обсуждали мелочи и почти радовались жизни.
Нашу прогулку прервал выросший буквально из-под земли аврор. Кажется, я знал его в той, далекой, кажется даже и не моей жизни. Виделись пару раз, когда оба только окончили школу. Кстати, он был в тот злополучный день там, на месте взрыва... неприятные воспоминания захлестнули меня с новой силой.
-о, какие люди! Привет, Сириус! – кажется, аврор искренне обрадовался встрече. Вот только я не испытал ничего подобного при виде того, кто мог бы помочь 12 лет назад, а вместо этого «утопил».
-отвали. – коротко бросил я, не желая общаться со старым знакомым.
-с радостью, - оскалился аврор. – только убью Малфоя и…
Я встал между Люциусом и аврором.
- через мой труп.
Малфой попытался изменить расстановку сил, но я не позволил ему этого сделать. Аврор в панике наблюдал за тем, как я, всегда сговорчивый и стремившийся уничтожить того же Малфоя, старательно закрывал его своим телом.
- чего ты ждешь, Джошуа? – рассмеялся я. – ну же! Или забыл боевую магию разом?
Аврор растерялся. Его замешательства хватило мне как раз для каста.
- Петрификус Тоталус. – яркая вспышка, и аврор замер под заклятьем. – теперь можно забрать его и допросить, как только закончится действие Петрификуса. Он всегда знал много, сколько я его помню.
Люциус стоял, не двигаясь, словно и его оглушили заклятьем и пытался осознать, что же произошло.
- почему ты сделал это? – наконец выдал он, глядя попеременно, то на меня, поднявшего аврора заклятьем и волокущего в сторону Малфой-Менор, то на жертву короткой и дурацкой стычки. – ты мог уйти…мог помочь ему… я ожидал чего угодно, но только не…
- ты тоже мог тогда уйти, бросив меня умирать или позвать министерских ищеек и сдать меня, но ведь не сделал ни одного, ни другого. Почему?
Малфой замолчал. В тишине мы добрались до поместья. И лишь, когда наша жертва была прикручена вполне себе физическими путами в подвале, а рот ему был заткнут на всякий случай (вопреки желанию хозяина поместья) обычной тряпкой, мы оба покинули, наконец подвал. Захлопнув дверь в помещение с пленником, Малфой тихо произнес:
- когда-нибудь я расскажу тебе, почему я не смог бросит тебя умирать…

08:30 

я присоединиюсь к Упиванцам? бред....бред?

итак, я стал свидетелем, а затем и непосредственным участником обсуждений грядущих дел тех, кого бывшие мои друзья нарекли темными. темные, так темные. они, в сущности, мало чем отличались от нас. разве что более жестокие. зато и более прямолинейно-честные. здесь не было лжи. как ни странно. мы привыкли считать их чем-то вроде лживых тварей. сейчас не было тех "мы". зато были те, кто слушал меня. слушал, забыв о 12 годах тюремного заключения. для тех, кто сегодня собрался в поместье Малфоев почему-то не было тех лет в моей биографии, что я провел за решеткой Азкабана. и это не было вежливым молчанием, "потому что так угодно хозяину", вовсе нет. им это это и правда было абсолютно неважно.
где-то в процессе обстоятельной беседы кто-то из присутствующих задал вопрос, которого я опасался:
- он рьяно взялся помогать нам...почему вдруг? не пойдет ли он после этого к аврорам выдать все, что при нем говорилось?
и голос из дальнего угла:
- эй, Блэк, так как?! пойдешь заложишь всех? или...?
что именно или мне предоставили решать самому. я стол посреди комнаты и ощущал на себе пристальные тяжелые взгляды. обернувшись в поисках поддержки на Люциуса, я увидел в его стальных глазах.... страх? нет, такого быть просто не могло. и не было. скорее всего, я просто увидел то, что хотел видеть. от моего слова сейчас зависела моя участь.. скажи я, что непременно пойду к аврорам - и я не сошел бы живым с этого места. и я твердо знал - еще парц месяцев назад я поступил бы точно так. но теперь, стоя в центре комнаты под пристальными взглядами Упивающихся, я колебался. с одной стороны я - пусть и бывший, но гриффиндорец. меня привыкли считать сильным и благородным. и я не имел права менять это убеждение. с другой - и вот тут очень кстати высплыл в памяти разговор с тем, кто называл себя когда-то моим другом. обиды и оскорбления срывавшиеся с его уст в мой адрес. я выспыхнул. снова. как в момент беседы. и вот тогда ощутил, как что-то во мне умерло. вероятно, та самая часть души, хранившая в себе память о прошлом. мир переменился в моем сознании - из него ушли те, с кем я когда-то был дружен. их место постепенно занимали те, кто окружал меня теперь.
- я -не-пойду-к-аврорам .- медленно и четко произнес я.
в комнате повисла тишина. по всему было видно, что собравшиеся удивлены моим ответом.
- как же твои друзья, Блэк? этот обортень, к примеру? = наконец, спросил кто-то из присутствоваших.
я еще раз оглянулся на Люциуса. последний с интересом наблюдал разворачивающуюся сцену, ожидая моего ответа.
- они-мне-больше-не- друзья. - также четко произнес я. - мой единственный друг Люциус Малфой.
на меня с удивлением смотрели несколько пар глаз. они ждали какого угодно ответа, но не того, что услышали. кажется, я смог заинтересовать их...

21:22 

Высший свет.

проснулся я поздно.. посленее время я привык спать подолгу за неимением других интересных занятий на тему "убить время". открыв глаза я, что странно, увидел Малфоя сидящим на краю моей постели. "интересно, к чему бы это?!" - подумал я, а вслух произнес:
- утро доброе..
- утро?! - усмехнулся Малфой. - ты хоть представляешь, который сейычас час?
- нет. - честно ответил я. откуда б мне было знать такие незначительные мелочи, как время. да и зачем.
отвечать Малфой не стал. вместо этого меня заставили встать, заявив, что совсем скоро начнут сбираться гости и заставили вырядиться в то, от чего меня с детства - рубашку с рюшечками. хм, впрочем, чего еще ожидать от аристократа-Малфоя. пришлось сделать вид, что все замечательно, и я крайне доволен своим внешним видом. хотя, по - честному, меня тошнило от того, что я видел в зеркале. короче говоря, сделав из меня на свой вкус приличного аристократа, Малфой вытащил меня в гостинную. пока в ней не было никого из приглашенных, что очень меня обрадовало. у меня оставалось еще некоторое время побыть самим собой, прежде чем появится "высший свет", и мне придется изображать из себя аристократа. при мысли о том, что вечь день придется лицемерить и делать вид, что получаю удовольствие от беседы ни о чем с теми, кого считал врагами, меня передернуло. но выбора не было. за размышлениями и прогулкой по залу время пролетело почти незаметно. постепенно, в доме начали появляться гости.
я расположился у дальнем углу, в надежде на то, что о моем присутствии не вспомнят, но жестоко просчитался. когда собрались все. кто получил приглашения, меня вывели в центр зала, как диковинное животное и представили общество. мысленно я смеялся, глядя, как перекосило почтенное собрание. внешне, мне стоило немалых трудов скрыть свое истинное отношение к происходящему. уйти на облюбованное мной место мне не позволил Малфой, усадив меня возле себя. беседа не клеилась. явно, мое присутствие стесняло гостей. долгое время, они пытались вести светсткие разговоры о погоде и о семьях, пока кто-то, кажется, это был Эйвери. - точно не знаю - не решился перевести разговор в то русло, в котором он должен был быть изначально. итак, я стал свидетелем обсуждения новых планов тех, кто называл себя Упивающимися. ( некоторое время я убил на мысленный стеб на тему, чем именно они упиваются, поэтому часть обсуждения прошла мимо меня). Оторвавшись от найденного развлечения, я вполуха слушал обсуждение. и с ужасом ловил себя на мысли, что не испытываю прежнего отвращения от услышанного. более того, с большей частью сказанного я еще и согласен. открытие было крайне неожиданным для меня. как и то, что я присоединился к беседе, отвечал на вопросы, предлагал какие-то решение. они слушали меня. и, что еще поразительнее, с некоторыми мыслями соглашались...некоторые принимали к сведению, некоторые одобряли.
мир в очередной раз переворачивался. мне требовались одиночество, тишина, и возможность обдумать произошедшее. сказавщись уставшим, что не вызвало подозрений у гостей, знавших о моей недавней болезни, я поднялся к себе, запер дверь, сел на пол у постели и глубоко задумался.

21:25 

первая прогулка по поместью.

следующие несколько дней были однообразно-одинаковыми. время тянулось бесконечно медленно. я не знал, чем себя занять, а МАлфой - мой единственным на данном этапе собеседник - куда-то испарился и не появлялся в комнате, хотя жизнь моя по-прежнему подчинялась заведенному им распорядку: еда-зелье-сон-еда -зелье... тьфу. противно. единственное, что мне было противно изначально в этой жизни - так это однообразие. а потому сейчас, вроде даже пребывая в не самом худшем положении, я тихо выл от скуки и мечтал поскорее нарушить опостылевший распорядок. но сил на это практически не было как и возможности поспорить с хозяином поместья на тему невыносимости бытия.
случай представился лишь спустя неделю. Утром в комнате, наконец-то появился Малфой.
" не прошло и года" - подумал я и уже хотел спросить, где его носило столько времени, но что-то меня остановило. что-то в его взгляде было не так, как всегда, но что - я не мог уловить. вопрос сам собой застрял в горле, вместе с претензиями, короые накопились. спрашивать я ничего не стал - все равно не ответит. видимо, проблемы какие. хотя, о чем я? конечно! в его доме обитает беглый преступник, которого ищет Минестерство, а значит, здесь поселились проблемы. (почему-то про оправдательный приговор я не помнил).
- что молчишь, болявый? - усмехнулся хозяин. - как самочувствие?
- спасибо, много лучше. - я хотел что-то еще добавить, но Малфой опередил меня.
- есть мысль, что тебе пора поразмяться. поднимайся давай.
я удивленно уставился на Люциуса. интересно, он всерьез мне предлагает "размяться"?
- чего лежим, Блэк? обленился и не желаешь встать? странно. - Малфой явно был вполне серьезен в своем предложении. я сел в постели, затем поднялся. сил было недостаточно, а продолжительная отлежка отучила меня распределять их. в общем, когда я оказался в вертикальном положении, меня "повело". Я попытался обрести опору, ухватившись за стену. Малфой, пристально наблюдавший за мной, вместо ожидаемой мной насмешки, почти сразу оказался рядом и... помог мне обрести искомое равновесие, заставив опереться на его руку.
- завтра в поместье будут гости. - зачем-то предупредил он.
- я должен сидеть тихо и не показываться приличному обществу? - съязвил я, не совсем понимая, к чему он вообще про гостей заговорил.
-как раз напротив, Сириус. я хочу представить тебя обществу. впрочем, ты их итак знаешь. ты будешь присутствовать завтра в обществе тех, кого считал своими врагами.
вот это уже переходило все границы.одно дело изменить мнение о Малфое - тут достаточно веским основанием являлось то, что он спас мою дряную жизнь. но совсем другое - присутствовать среди сборища тех, кого я не переносил на дух и мило удыбаться. однако, возражать в слух было бы крайне неосторожно и глупо с моей стороны, поэтому я молча кивнул.
кажется, назавтра меня ожидает очень трудный вечер.
я думал об этом, поа мы ходили по поместью. я старательно изображал, что мне есть дело до картин и прочего старинного барахла, на которое временами указывал хозяин, но меня не оставляли размышления о грядущем сборище. я не понимал пока, что задумал Малфой, и какая роль во всем этом отведена мне. это злило и раздражало.
наконец, я сделал вид, что смертельно усиал, и меня препроводили в мою комнату, оставив отдыхать в гордом одиночестве. усилием воли я заставил себя уснуть.

Откровения Узника Азкабана

главная